131

Эта ваша заливная рыба. Что не так в фильме «Ирония судьбы в Голливуде»?

Кадр из фильма

В прокат выходит романтическая комедия «Ирония судьбы в Голливуде» — российский режиссер Марюс Вайсберг перенес действие фильма Эльдара Рязанова в Америку и взял на главные роли американских актеров.

У российских зрителей очень сложные отношения с ремейками советской киноклассики. Какие-то попытки современных режиссеров обратиться к знакомым сюжетам оказываются провальными, другие даже становятся кассовыми хитами, но всё равно уступают по популярности оригинальным картинам. Пример второго случая — это фильм Тимура Бекмамбетова «Ирония судьбы. Продолжение», который был то ли ремейком, то ли сиквелом фильма Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром» и стал лидером по выручке в 2008 году.

Из-за этого двойственного отношения решение режиссера Марюса Вайсберга снять ещё один ремейк «Иронии судьбы», которая изначально была пьесой Рязанова и Эмиля Брагинского, вызвало немалый шум. У Вайсберга в фильмографии преобладает легкий жанр — он снимал «Гитлер капут!», основанный на сборнике анекдотов про Штирлица, серии фильмов про «Любовь в большом городе» и про «Бабушку лёгкого поведения». Поэтому актеры рязановской «Иронии...» выступили против его проекта чуть ли не единым фронтом. К тому же Вайсберг собирался снимать свою версию в США, с американскими актерами и в американском антураже. То есть никакой путаницы между Москвой и Ленинградом и двумя 3-ми улицами Строителей не предполагалось изначально. Вайсберг на протесты внимания не обратил, и в итоге его «Ирония судьбы в Голливуде», которая 8 сентября выходит в российский прокат, получилась даже милой.

О чем этот фильм?

30-летняя Марго (Эмма Робертс, дочь актера Эрика Робертса и племянница Джулии Робертс) живет с кошкой в районе Вествуд, по адресу Мэйпл-драйв, 15. Под самый Новый год она с трепетом ожидает, что её возлюбленный Кип (Льюис Тан) сделает ей предложение, но совместный ужин в кафе заканчивается неожиданным расставанием. Марго в отчаянии — она обещала привести Кипа на свадьбу своей сестры и теперь не может не выполнить обещание.

30-летний адвокат Гриффин (Томас Манн) живет в районе Норвуд, но тоже по адресу Мэйпл-драйв, 15. У него есть возлюбленная — блогер и инфлюэнсер Клементина (Мэделин Петш), которой он в том же кафе делает предложение. Клементина согласна на помолвку, но требует, чтобы Гриффин повторил своё предложение в другой обстановке, более подходящей для миллионов подписчиков — и назначает дату, 31 декабря. На этот же день назначена и свадьба у сестры Марго.

Фото: Централ Партнершип

Но 31 декабря Гриффин идет с друзьями в русскую баню, напивается, а таксист-мигрант отвозит его вместо Норвуда в Вествуд. Ключ находится на привычном месте — под горшком у входа, кошка почти та же самая, мебель тоже, да и другие отличия минимальны. Поэтому Гриффин принимает душ и заваливается спать — и просыпается, когда на него садится расстроенная Марго. Конфликт достаточно быстро удается уладить, и на этом их знакомство могло бы закончиться — но Марго делает Гриффину предложение стать Кипом на время свадьбы. А тот не может отказаться.

Чем это отличается от фильма Рязанова?

Марюс Вайсберг не удержался и использовал отдельные моменты, которые хорошо знакомы отечественным зрителям по фильму Рязанова.

В первую очередь, это, конечно, похожие районы с одинаковыми адресами. У Рязанова и Брагинского это была 3-я улица Строителей в Москве и Ленинграде; у Вайсберга — Мэйпл-драйв в двух плохо различимых пригородах. В одном из интервью режиссер признавался, что и идея американского ремейка «Иронии» пришла к нему после того, как он увидел одинаковые дома, заполненные одинаковой мебелью из «Икеи».

Фото: Централ Партнершип

Второй момент — это предновогодняя традиция Гриффина и его друзей ходить в баню. В СССР эта традиция была достаточно массовой и не вызывала у зрителей никаких вопросов. В современных США Вайсбергу пришлось использовать «костыли» — то есть придумывать главному герою друга из России, ну а заодно добавлять не слишком знакомого с местной географией таксиста. Этот сюжетный поворот, кстати, смотрится как совершенно инородная вставка в стандартный ромком — и является абсолютно необязательной. Всё равно понять эту отсылку смогут только зрители из бывшего Советского Союза.

Ну и главная отсылка к оригинальным фильму и пьесе — это «Ирония судьбы» в русской локализации. Впрочем, по-английски фильм называется «About Fate» — «О судьбе», и эта судьба, которая способна связать два любящих сердца, в фильме Вайсберга обыгрывается неоднократно и даже навязчиво.

Фото: Централ Партнершип

В остальном «Ирония судьбы в Голливуде» — это типичный американский рождественский ромком со сказкой, принцессой, принцем и потерянной туфелькой. И, возможно, если бы Вайсберг ограничился бы только одинаковыми адресами проживания главных героев, критиковать картину вообще было бы не за что.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно