aif.ru counter
184

Спасибо докторам за все! «Жизнь медиков отдана здоровью пациентов»

"Аргументы и факты" в Беларуси № 35. Новые вызовы для старой школы 01/09/2020

Слова, которые я решил вынести в заголовок своего письма - личной истории в редакцию «АиФ», в последнее время мы слышим практически ежедневно в знак благодарности тем, кто сейчас отдает все свои знания, силы, способности, проявляет волю и терпение в трудной борьбе за здоровье, а порой и за спасение жизни заболевших тяжелым недугом.

Ведь эти слова звучат постоянно там, где трудятся медработники, ибо нет ничего дороже здоровья, а помочь сохранить его - это трудная, порой опасная, ответственная работа, которой отдается вся жизнь медика.

…Только начался рабочий день, а в ординаторской уже настойчиво звонит телефон. «Доброе утро. Это санавиация. Сейчас позвонили из райбольницы. У них ребенок 4 лет с тяжелыми ожогами. Нужна ваша помощь. Командировочные документы заберете позже, а сейчас не теряйте времени, на аэродроме вас уже ждут».

Ничего необычного для врачей отделения в этом не было: выезды, вылеты в районы республики были обыденным делом, порой по 2-3 в неделю. Когда на базе 3-й клинической больницы г. Минска было создано первое в республике специализированное ожоговое отделение, оно должно было помогать лечучреждениям периферии в трудных ситуациях. Это позже во всех областных центрах были созданы подобные отделения, и обстановка коренным образом изменилась. А в то время?

Как это было

В Минске в советское время был только один аэропорт «Минск-1», и на нем базировался отряд санавиации с самолетами У-2 и вертолетами. Меня встретил знакомый по нескольким полетам командир вертолета и предложил сесть в кабину с ним рядом. «Пора вам осваивать новую специальность по совместительству», - улыбаясь, сказал пилот. Полет на вертолете - это полное необычных ощущений «путешествие», когда кажется, что земля под тобой и ты висишь в пространстве под шум вращающегося винта. А Сергей Иванович комментировал происходящее, как будто наставлял пытавшегося постигнуть летное дело курсанта.

1963 год. День Военно-морского флота. Владимир Дорофеенко (второй справа) с группой офицеров на крейсере «Михаил Кутузов» Черноморского флота.
1963 год. День Военно-морского флота. Владимир Дорофеенко (второй справа) с группой офицеров на крейсере «Михаил Кутузов» Черноморского флота. Фото: Из личного архива

«Надо сообщить, чтобы к месту посадки выслали за мной какой-нибудь транспорт», - говорю пилоту. Улыбнулся: «Посмотрите, где мы сядем. Я уже побывал здесь однажды». Приземлились на небольшой площадке почти у самой больницы, где меня встречал заведующий хирургическим отделением. Познакомились, а затем в отделении он ввел меня в курс дела. Два дня назад ребенок 4 лет получил ожоги, упав в костер около дома в деревне. У постели в палате сидела бабушка. Она в слезах рассказывала о случившемся и, конечно, просила помочь, спасти единственного внучка. И благодарила за то, что он оказался, как она сказала, в надежных руках.

На перевязке выяснилось, что травма очень тяжелая - обширные и глубокие ожоги, и мальчика нужно немедленно доставить в специализированное отделение. Около двух часов понадобилось на подготовку ребенка к транспортировке, а затем - перелет в течение 40 минут. Бабушка попросила разрешения сопровождать внука.

Наши возможности

В отделении, несмотря на все принимаемые меры, состояние ребенка оставалось тяжелым. В то время наши возможности были не сравнимы с современными. Не было нужных медикаментов, трансфузионных средств, а главное - аппаратуры для пересадки кожи. Отсутствие в вечерние и ночные часы дежурного по отделению врача заставляло задерживаться допоздна, а то и приезжать к тяжелобольным по ночам. Однажды бабушка Миши, в слезах и извиняясь, позвонила мне домой ночью и просила приехать, т. к. ребенку стало очень плохо. Приехал на такси. К утру состояние пациента удалось стабилизировать.

1971 год. Праздник 1 Мая. Владимир Дорофеенко (третий слева в шляпе) с сотрудницами 3-й клинической больницы на демонстрации.
1971 год. Праздник 1 Мая. Владимир Дорофеенко (третий слева в шляпе) с сотрудницами 3-й клинической больницы на демонстрации. Фото: Из личного архива

Миша был очень смышленым, добрым, терпеливым. Многих сестер он называл по имени, стойко переносил болезненные процедуры. Однажды во время перевязки все спрашивал: «Уже все? Скоро все?» - а затем неожиданно жалобным голоском сказал: «Я могу вам песенку спеть» и пропел: «Касiў Ясь канюшыну…» У сестер - слезы на глазах, а доктора замерли от неожиданной и бесконечной жалости к маленькому человечку.

Его полюбили в отделении. Сотрудницы приносили ему из дома игрушки, а иногда и что-то вкусное своего приготовления, стремясь быстрее выйти из палаты, чтобы не видеть жалобную улыбку благодарности на бледном, осунувшемся личике больного и скрыть свои слезы.

За жизнь ребенка боролись еще недели три, используя все возможное, но спасти мальчика не удалось. Утром, придя на работу, застал его кроватку пустой, и все стало ясно. А в коридоре бабушка Миши стояла на коленях перед собравшимся медперсоналом отделения и в слезах благодарила за все сделанное для ребенка, пыталась целовать руки тех, кто спасал ее внука. Мы пытались утешить женщину, оказавшись в такой необычной ситуации, ведь мальчика уже не было.

Но это еще не все. Прошло около 3 месяцев. И вот однажды появилась в отделении бабушка. «Бацька Мiшы - добры паляўнiчы, i гэта ад яго i ад мяне. Вельмi дзякуем», - и оставила в ординаторской коробку, а в ней 5 заячьих тушек. Деваться было некуда, пришлось благодарить и еще раз выражать соболезнования. Через пару дней собрались всем коллективом и отведали зайчатины с чувством благодарности и скорби.

Вот так: «Спасибо, спасибо, спасибо!»

Владимир Михайлович Дорофеенко, первый заведующий первым в республике ожоговым отделением, кандидат медицинских наук, Минск

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых