9730

Иранский расклад. Российский политолог - о ситуации в Иране

№ 36 от 5 сентября 2012 года 05/09/2012

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху высказался за нанесение превентивных ударов по иранским ядерным объектам. Замгоссекретаря США Венди Шерман вдогонку подчеркнул, что атака Ирана – «суверенное» право Израиля.

- Страсти в ближневосточном арабском мире накаляются. Иран не раз предупреждал, что агрессия против него со стороны США или Израиля спровоцирует ответный удар. Когда, на ваш взгляд, конфликт дойдет до «точки кипения»?

- Иранские власти заверяют при этом, что Иран первым вступать в военный конфликт не станет. Обвинения со стороны США и ряда других западных стран в разработке Тегераном ядерного оружия под прикрытием программы мирного атома звучат уже много лет, однако их тональность в последнее время усилилась. Тегеран настаивает, что его ядерная программа направлена только на удовлетворение потребностей государства в электроэнергии. Свежий доклад по иранской ядерной программе, подготовленный совместными усилиями 16 американских разведывательных служб, постулирует, что Иран не ведет разработок по созданию ядерного оружия. По информации "The Los Angeles Times", разведчики пришли к мнению, что подобные исследования были прекращены еще в 2003 году. При этом в документе сказано, что Тегеран намерен достичь такого уровня знаний, который позволит ему в случае необходимости все-таки создать бомбу. Что, конечно, не может не беспокоить Израиль и США. Так что конфликт накаляется, но к решительным действиям пока стороны переходить опасаются. В настоящее время США отдают приоритет дипломатии и санкциям, которые достаточно болезненны для Ирана и оказывают на него необходимое давление. Стратегия психологического устрашения Ирана несет все больше опасности. Никто не хочет новой войны в регионе, но ее вероятность постепенно увеличивается. Остановить процесс еще возможно.

- В чем слабость Иранской республики? И в чем его сила?

- Иран одинок — идеологически и религиозно, и это одиночество приходится компенсировать, наращивая свой потенциал. Кстати, не только военный. Речь идёт о самостоятельности и независимости — об их гарантиях и символах. Заявления первого вице-президента Исламской Республики Мохаммада Реза Рахими о том, что военно-морские силы Ирана способны  заблокировать проход танкеров по стратегически важному Ормузскому проливу, на который приходится 33% глобального экспорта нефти и 40% глобального экспорта нефтепродуктов по морю, не остались без должного внимания со стороны США. В ответ на это Вашингтон ввел в Персидский залив несколько авианосцев с кораблями сопровождения.

- Как вы оцениваете позицию России по ядерной проблеме Ирана?

- В этом вопросе Россия следует двум основным принципам. Во-первых, Иран не должен быть создателем и обладателем ядерного оружия. Во-вторых, Иран имеет право осуществлять мирную ядерную программу. Соскальзывание ситуации к войне или к эскалации напряженности вокруг Ирана, совершенно очевидно, не отвечает интересам России. Поэтому важно не самоустраняться, а продолжать предотвращать силовой сценарий, не играть по чужим нотам – сегодня такой подход просматривается в позиции Москвы.

- Но если военный конфликт всё же случится, как он может отразиться на России?

- Южный Кавказ в той или иной степени будет вовлечен в конфликт. В этом случае Москва вряд ли сможет удержать свое влияние в кавказском и прикаспийском регионах. А это, безусловно, не отвечает национальным интересам РФ.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно