aif.ru counter
43148

Что стало с воинскими частями СССР?

№ 3 от 20 января 2010 года 20/01/2010

Раскиданные мины

НА МЕСТЕ 4-подъездного пятиэтажного панельного дома, в котором я прожил четыре первых года жизни, сегодня зеленая поляна. Напротив нашего дома раньше стоял 12-подъездный. Эта территория заасфальтирована. Из старых построек военного городка остался лишь клуб. Там в 1990 году, в День Победы, я декламировал антивоенные стихи. Что-то там было про атомную бомбу, которую я не хотел, чтобы использовали взрослые. До атомной бомбы, к счастью, в тот год не дошло, и режим Эриха Хонеккера – генсека ГДР – мирно пал. А за ним остальные социалистические режимы, включая советский. И в 1994 году уже не советские, а российские войска мирно ушли уже не из ГДР, а из Германии.

- Нам досталось очень тяжелое наследство от советской армии, - говорит офицер по работе с прессой капитан Томас ГЕРЦОГ из казармы Альтмарк Магдебургского полигона. – С 1934 до 1994 года на территории полигона приземлились миллионы боезарядов. Чтобы убрать их остатки с полигона, мы уже потратили 400 миллионов евро.

Когда в 1994 году взорвали найденные на полигоне снаряды, по словам капитана Герцога, случилось небольшое землетрясение. Невзорвавшиеся артснаряды на полигоне находят и сегодня. На специальных оранжевых грузовиках найденное вооружение отвозят на север полигона, где находится промышленная установка по сжиганию снарядов. Если в найденных снарядах сохранился боезаряд, их сжигают в печи. Два раза в неделю. Если же найденная бомба безопасна, то она идет на металлолом.

В бывшей комендатуре сегодня находится управление полигоном. Управляющий Герхард Хайтц служил в Национальной народной армии ГДР с 1972 года. В 1990 году ННА в течение 15 месяцев была реформирована, и бундесвер после разоружения принял в свой состав 10-15% личного состава ННА. Сегодня из 250 тысяч военнослужащих 2-3 тысячи – из бывшей Народной армии Германии. В 1994 году перешел служить в бундесвер и Герхард Хайтц.

- Этот полигон, где стояла и 385-я отдельная армейская артиллерийская бригада, где служил ваш отец, был создан еще в 1934 году вермахтом для испытания на нем артиллерийских орудий, - показывает господин Герхард на карте. - На конец Второй мировой войны он был самым современным испытательным полигоном в мире. В 1945 году тут два месяца стояли американцы. Но после Ялтинской конференции границу сдвинули на запад, и немецкие казармы заняла Красная Армия. Вскоре вокруг полигона на немецко-немецкой границе Советы разместили уйму воинских частей.

Панельные следы

С 1994 года постройки всех советских частей в Германии сносят. Главная причина – ненадобность столь широкой военной инфраструктуры. В ГДР раньше находилось 370 тысяч военнослужащих. А вместе с гражданскими – полмиллиона человек. А еще собственная Национальная народная армия, которая насчитывала 120 тысяч военнослужащих. Сегодня во всем бундесвере служит 250 тысяч военных, и эта численность постоянно сокращается. К тому же, чтобы использовать советские постройки, нужно было бы вложить огромное количество денег в их утепление. В бывшей Восточной Германии еще не весь гражданский жилищный комплекс привели к стандарту энергоэффективного жилья, и поэтому дешевле и безопаснее для немцев было все-таки снести советские постройки.

- Хотя некоторые строения мы еще используем. В Новом Планкене, куда мы свозим все найденные боевые снаряды, бундесвер провел капитальный ремонт в четырех зданиях и использует их сегодня, - продолжает капитан Герцог. – Некоторые дома используются в учебных целях. Но в основном – все уже снесено.

Новый Планкен – один из сохранившихся советских военных городков. Тут стоят четырехэтажные панельные дома с двускатной крышей. Все как в любом белорусском городе. Только что окна выбиты. И квартиры все открыты. Типичный советский подъезд, выкрашенный снизу синей масляной краской, которая уже отшелушивается, а сверху побеленный. Типичные советские квартиры. С оставленными кроватями, офицерскими шкафами. На кухне одной лежит календарь. На нем – октябрь 1989 года. В это время в Магдебурге проходили митинги против режима Хонеккера. Узкие кухни в домах – немецкая черта. Похожие внешне на советские, дома строились за счет бюджета ГДР и местными строителями. А в Германии, даже Восточной, не было принято принимать гостей на кухне: кухня была рассчитана только на то, чтобы там можно было приготовить еду.

Лазерная война

ОТ НОВОГО Планкена на военном микроавтобусе через весь полигон едем в направлении Борна. В этом городке раньше размещалось ядерное оружие. О присутствии бундесвера напоминают только указатели на немецком языке. В этой части полигона осталось еще много советских зданий. Котельные, боксы, жилые и административные здания – все разбито. Некоторые помечены красными кружками. Это значит, что строение в аварийном состоянии. Территория повсюду изрыта: это поработали дикие свиньи, которых, как и косуль, здесь очень много. Недаром на месте полигона раньше было кайзерское лесничество.

Выехав на поле, капитан указывает на кирпичные будки. Раньше там были механизмы, которые тянули по полигону движущиеся мишени. Бундесверу теперь эти сооружения не пригодятся: магдебургский полигон – единственный, где военные действия полностью симулируются и боевое оружие не используется. С помощью лазерных установок военные стремятся к тому, чтобы максимально симулировать реальность. Поэтому по всему полигону стоят радиовышки – через них сигналы лазера передаются на компьютеры в Альтмарке.

Из советских построек бундесвер еще использует командные пункты – высокие насыпи, напоминающие курганы, откуда можно следить за ходом учений. Проходят они отныне лишь в северной части огромного (30 км в длину, 12 – в ширину) полигона. Сделано это для того, чтобы можно было проложить муниципальную дорогу посередине полигона, и не объезжать всю территорию, как это было 70 лет. Возле этой дороги стоит памятник – башня танка Т-34. А в лесу – память о погибших в аварии советских солдатах. Памятник недавно повредили, и табличка с него исчезла. Немецкие военные уже восстановили сам памятный знак и ищут фотографии таблички, чтобы восстановить. Это входит в обязательство ухода за могилами советских солдат, объясняет капитан Герцог.

P. S. Редакция благодарит за помощь в организации поездки Минский международный образовательный центр им Й. Рау, офис ОБСЕ в Минске.

Оставить комментарий (0)

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых