1692

Академик Гинцбург: человечество может не выдержать еще одной пандемии

"Аргументы и факты" в Беларуси № 40. Не докричаться 05/10/2021
Директор Научно-исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи, академик РАН Александр Гинцбург.
Директор Научно-исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи, академик РАН Александр Гинцбург. / Кирилл Зыков / Public domain

Заболеваемость коронавирусом рванула вверх. Ситуация ухудшается. Что нас ждет? Об этом мы поговорили с директором Научно-исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи, академиком РАН Александром ГИНЦБУРГОМ.

Приз в миллиарды

Юлия Борта, «АиФ»: - Александр Леонидович, дети снова начали больше болеть. Будут ли делать прививки школьникам?

Александр Гинцбург: - Совершенно очевидно, что возможность сделать прививку должна быть и у детского населения. У детей, конечно, общий уровень интерферона в крови выше, чем у взрослых, поэтому они лучше защищены от многих возбудителей, особенно от РНК-содержащих оболочечных вирусов, к которым относится и COVID-19. Но это не значит, что они на 100% защищены. Несколько дней назад Институт Гамалеи направил в Минздрав документы для регистрации вакцины от COVID-19 для подростков от 12 до 17 лет. И, возможно, будет дано разрешение на ограниченное применение данного препарата среди детей. Естественно, добровольно, с разрешения родителей.

 
Я нашей разработкой горжусь. А бюрократические и политические вещи никоим образом не влияют на качество препарата.

– «Спутник V» признали в Турции. А с Европейским агентством лекарственных средств и ВОЗ почему-то никак не получается договориться…

– Оборот вакцин превосходит или равен обороту всех других лекарственных препаратов в мире. Вопрос: кому достанутся дивиденды? Одобрение «Спутника V» зарубежными организациями открывает доступ к международным валютным фондам, которые обеспечивают возможность вакцинации населения тех стран, которые сами не смогли разработать препарат. Размеры этих фондов исчисляются десятками миллиардов долларов. Это основная причина того, что переговоры о признании российских вакцин будут длиться ещё долго. В борьбе за такие огромные день­ги любые средства хороши.

«Спутник V» зарегистрирован в 70 государствах. В качестве примера приведу Аргентину. Министерство здравоохранения этой страны уже 7–8 месяцев регулярно публикует отчёты о вакцинации. Причём на территории Аргентины используется не только «Спутник V», так что статистика более чем убедительная. Так вот наша вакцина превосходит по безопасности и эффективности все прочие.

Я нашей разработкой горжусь. А бюрократические и политические вещи никоим образом не влияют на качество препарата.

От Эболы к COVID-19

– А некоторые продолжают сомневаться: мол, вакцину создали так поспешно.

– Никакой поспешности нет. Вакцины делаются по двум технологиям. Первая – аттенуация штаммов. В переводе на понятный язык это красивое научное название означает, что болезнетворный штамм долго и нудно пересевается в лабораторных условиях. В результате накапливается много мутаций в микроорганизме, тем самым ослабляются его болезнетворные свойства. Вот такая процедура для создания вакцины БЦЖ против туберкулёза в своё время у двух французских учёных заняла свыше 20 лет. В среднем тут необходимо 10–15 лет.

Вторая технология – инактивированные вакцины. С помощью инак­тивации, то есть нагревания патогенного вируса или бактерии, можно создать широкий спектр вакцинных препаратов. 

В нашем институте к тому моменту, когда приключилась пандемия, уже была принципиально новая технология, связанная с созданием вакцин против вируса Эбола и MERS-CoV – ближайшего родственника COVID-19 (ближневосточный респираторный синдром, вызывавший вспышки заболеваемости со смертельными исходами в 2012–2013 гг. – Ред.) Поэтому вся процедура конструирования вакцины, включая клинические испытания, заняла 5 месяцев.

 
«Спутник V» блестяще защищает от изменённого варианта COVID-19.

Мешок с вирусами

– Западные вакцины тоже создавались по новой технологии…

– Однако жизнь показала, что наш препарат имеет неоспоримое преимущество. Сейчас 90–100% штаммов, которые поражают человеческую популяцию, относятся к варианту «дельта».

Все предыдущие штаммы попадали в человеческие клетки и выходили оттуда, почкуясь от заражённой клетки. «Дельта»-штамм с помощью изменённого S-белка делает отверстие в соседнюю клетку, проникает в неё, не выходя в кровеносное русло. В результате избегает контакта с антителами, которые циркулируют в крови. Вирус проникает из носоглотки, где он вызывает гриппоподобное заболевание, которое мы часто переносим на ногах, в лёгкие. Возникает тяжёлое заболевание. Если раньше от момента заражения до наступления тяжёлого состояния проходило 2 недели и иммунная система успевала сориентироваться (антитела образуются 12–14 дней), защитить, то в случае «дельта»-штамма этот срок сокращается до 4–5 дней.

«Спутник V» блестяще защищает от изменённого варианта COVID-19. Объясню. S-белок вируса – это фактически молекулярная машина, которая ответственна за прикрепление вируса к клетке и за дальнейшее проникновение генетического материала этого вируса внутрь наших клеток. И если эта молекулярная машина, как любой механизм, двигается, то к ней возникает широкий спектр нейтрализующих антител. Что и реализовано в «Спутнике». Вакцины на основе информационных мРНК («Пфайзер», «Модерна») созданы так, что эта молекулярная машина строгим образом зафиксирована в пространстве. Возникает большое, но ограниченное по своей специфичности количество антител – они нейтрализуют только те штаммы, против которых эта конформация и была зафиксирована. По данным минздравов тех территорий, где используются вакцинные препараты на основе мРНК, их эффективность упала до 40–50%. Тогда как эффективность «Спутника V» против «дельта»-штамма – от 83 до 94%.

– Что нас ждёт дальше: каждые полгода-год ревакцинироваться?

– Вряд ли сейчас кто-то может ответить на вопрос. В этом основная научная загадка, потому что мы не знаем, как будет эволюционировать вирус. Пока Минздрав рекомендует ревакцинироваться через 6 месяцев.

– Можно ли после «Спутника V» делать прививку западной вакциной?

– Можно ревакцинироваться любой широко используемой на сегодняшний день вакциной, которая прошла апробацию, – это «Модерна», «Пфайзер», «Астразенека», «Джонсон и Джонсон». Однако стоит понимать: ответственности за побочные эффекты, которые вызывают эти вакцины, Институт Гамалеи, государство и врачи не несут.

– Есть мнение, что неясно прописаны противопоказания к «Спутнику V». И потому некоторые врачи настороженно относятся к вакцинации хронических больных.

– Единственное противопоказание к вакцинации – заболевания в острой стадии, а также приём цитостатиков. Цитостатики используются в химио­терапии и подавляют размножение как злокачественных клеток, так и любых других, которые должны размножаться на пользу. Поэтому на фоне цитостатиков вакцинироваться бессмысленно, хоть и не вредно. То же самое касается использования кортико­стероидов. Вот на сегодняшний день все ограничения, которыми может пользоваться врач, заинтересованный в том, чтобы защитить своего пациента.

 
Не буду предрекать новые пандемии. Но нынешняя показала, что второго подобного нашествия микроорганизмов человечество может не выдержать. Поэтому надо иметь чёткий план действий на случай возможной пандемии.

 

– Ждать ли других пандемий с новыми вирусами?

– Не буду предрекать новые пандемии. Но нынешняя показала, что второго подобного нашествия микроорганизмов человечество может не выдержать. Поэтому надо иметь чёткий план действий на случай возможной пандемии. В том числе с помощью вакцин, которые мы создавали бы не годы и даже не 5 месяцев, а в течение 2–3 недель, – это теперь, как показывают наука и возможности производства, вполне реалистичные сроки. А параллельно думать, как это использовать не только для чрезвычайных ситуаций, но и в мирное время. Вот один из основных выводов по прошествии полутора лет пандемии.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых