aif.ru counter
18868

Фальшивый «Ржев». Еще одно кино о войне, которое следует забыть

«Ржев».
«Ржев». © / Кадр из фильма

Главная особенность большинства современных кинокартин, рассказывающих о советской эпохе — они строятся на тезисе, что все в СССР происходило «вопреки». Советские космонавты покоряли околоземную орбиту вопреки злобным и безжалостным генералам, баскетболисты выигрывали Олимпиаду вопреки тупым и трусливым чиновникам, ну, и, разумеется, Великую Отечественную войну выиграли вопреки Сталину и полководцам.

Литературная основа

Фильм «Ржев» режиссера Игоря Копылова строго следует данной линии. «Честно о засекреченной битве» — написано на рекламном плакате. В действительности нет в картине ни честности, ни самой битвы. Понять, чем на самом деле была Ржевская битва, в чем был ее трагизм и значение, из фильма нельзя, как из «Сталинграда» Федора Бондарчука было решительно невозможно понять, в чем было значение битвы за Сталинград.

Создатели «Ржева» попытались прикрыться первоосновой — повестью писателя-фронтовика Вячеслава Кондратьева «Искупить кровью». Кондратьев, воевавший подо Ржевом и награжденный медалью за бой за деревню Овсянниково, начал писать поздно, но сразу обратил на себя внимание повестью «Сашка».

Вот только, в отличие от «Сашки», проникнутой глубоким психологизмом, повесть «Искупить кровью» пришлась на времена поздней перестройки, когда ее автор ударился в политику, и призывал к скорейшему демонтажу советского строя. Но распад СССР и последующие события станут для писателя глубочайшим потрясением, и уже в начале 1992 года он начнет публиковать статьи с резкой критикой происходящего. Не так Кондратьев представлял себе преобразования. 

Вячеслав Леонидович ушел из жизни в 1993 году, а если бы дожил до наших времен, то вряд ли дал бы разрешение на экранизацию своего самого политически ангажированного и неудачного произведения.

Ода уголовникам и «бывшим»

Но авторы «Ржева», кажется, сознательно искали именно такую повесть, ибо она наилучшим образом вписывалась в изначальный замысел — показать войну «вопреки».

Фильм собрал практически все штампы — здесь вам и пьющий командир, отдающий жестокие приказы, и глупый политрук, не обладающий никаким авторитетом, и герой-уголовник, и жестокий особист, и враг советской власти, воюющий «не за нее, а за Россию».

Какое это все имеет отношение к правде о войне? Да ни малейшего.

Уже много раз, с фактами в руках, историки объясняли, что уголовники не составляли мало-мальски серьезного процента от общего числа военнослужащих Красной армии. Равно как и штрафные подразделения не были костяком советских соединений.

Что касается «бывших», воюющих за «Россию», то таковые, как правило, уходили служить в немецкую вспомогательную полицию, или же другим образом сотрудничали с оккупантами, а вовсе не геройствовали в рядах Красной армии. А уж если и были такие, то они явно не вели на передовой политических дискуссий, прекрасно понимая, что подобные откровения для них обернутся, в лучшем случае, трибуналом. И это вполне справедливо, ибо брожение умов в подразделениях на линии фронта — это прямой путь к военной катастрофе.

Коммунисты под запретом?

Суровая правда жизни заключается в том, что главную тяжесть войны вынесли поколения, воспитанные советской властью, комсомольцы и коммунисты, а вовсе не «блатные» и не бывшие белогвардейцы.

В современном кино о войне много и истово молятся. Предположим, это тоже правда жизни. Но вы хоть раз видели, что бы боец в фильме писал перед сражением заявление о приеме в партию? А ведь таких примеров в реальности была масса.

Да что там простые бойцы — политруки в современном кино о войне либо откровенно враждебны солдатам, либо политически нейтральны, подобно политруку Клочкову в «28 панфиловцах». А разве это правда? Разве в действительности не поднимали сплошь и рядом людей в атаку?

Одна из самых знаменитых фотографий войны — «Комбат». На нее запечатлен командир, увлекающий бойцов в атаку личным примером. В действительности на этом фото был запечатлен младший политрук 220-го стрелкового полка 4-й стрелковой дивизии 18-й армии Алексей Еременко.

Но пошли бы бойцы под смертельный огонь врага за политруком, если бы он выглядел ничтожеством, подобным тому, каким политработника показали во «Ржеве»?

Советская правда о войне

Современные кинодеятели претендуют на то, что рассказывают некую правду о войне, которую раньше скрывали. В действительности, правда о войне звучала десятилетиями.

Одно из самых известных военных стихотворений — «Я убит подо Ржевом» — было написано Александром Твардовским в 1946 году. Никакой бравурности и парадности в нем нет и близко.

Как нет ее и в строчках знаменитой в советские годы поэтессы Юлии Друниной:

Я столько раз видала рукопашный,
Раз наяву. И тысячу — во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.

Немецкий танк под Ржевом
Немецкий танк под Ржевом. Фото: www.globallookpress.com

Знаменитые произведения писателя-фронтовика Юрия Бондарева «Батальоны просят огня» и «Горячий снег» были написаны и поставлены в кино в советские годы.

Вот один диалог члена Военного совета Веснина и генерала Бессонова из «Горячего снега»:

«— Моя эмоциональность понятна — там люди гибнут, а ты бессилен им помочь!

— Солдаты.

— А вы не помните, что они ещё и люди?

— Нет, не помню, не имею права, иначе начну думать, что у них есть отцы, матери, дети, что их ждут дома... тогда трудно будет на смерть их посылать... а приходится...».

У Бондарева генерал предстает не тупым пьющим животным, посылающим людей на убой, а человеком, подавляя чувства и переживания, решает задачу, которую нельзя решить иначе, чем жертвуя бойцами. И становится ясно, что нет на войне одной-единственной правды... Есть правда рядового, правда комбата, правда генерала... И на пересечении этих правд и видна ярче всего трагедия войны.

В фильме «Аты-баты, шли солдаты...» Леонида Быкова весь трагизм первого и последнего боя взвода раскрывается одной фразой, брошенной в кульминационный момент будто мимоходом:

«Они лапти своему „тигру“ накинут, и все наши смерти коту под хвост»

А диалог между старшиной Васковым и умирающей Ритой Осяниной из фильма «А зори здесь тихие» касается трагизма военных потерь:

«— Положил ведь я вас, всех пятерых положил, а за что? За десяток фрицев?

— Ну, зачем так... Всё же понятно — война...

— Пока война, понятно. А потом, когда мир будет? Будет понятно? Что ответить, когда спросят: „Что ж это вы, мужики, мам наших от пуль сберечь не могли?“

— Не надо... Мы Родину защищали... её. Не мучь себя».

Кино, похожее на вражескую пропаганду

Можно приводить бесконечное количество примеров той самой правды о войне, которой в советские годы якобы не было.

Правды о войне нет сейчас. Ее заменила ложная и подлая концепция, введенная в 1990-х в угоду текущему моменту, и до сих пор упорно продвигаемая определенными силам. 

Иногда говорят- молодые россияне не понимают советских фильмов о войне, и для них нужны новые, с яркими сценами, «экшном». 

Насчет непонимания — это вопрос весьма спорный. Но даже если принять данную точку зрения, то какая польза от картин, в которых нет ничего, кроме «экшна». Или, хуже того, как в «Ржеве», под видом «правды» людям скармливают очередное ведро исторических помоев?

Еще во времена советско-финской войны пропагандисты противника пытались распространять среди красноармейцев листовки, в которых говорилось: «Политрук хуже врага — он стреляет тебе в спину!»

Современное российское кино о войне, по сути, является видеоотражением этого вражеского пропагандистского постулата. И «Ржев» просто стал еще одной такой же кинолистовкой.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых