55356

«Когда везли в реанимацию, я шутил». 90% легких были поражены. Но он выжил

"Аргументы и факты" в Беларуси № 52. С отступающим! 29/12/2020

90% поражения легких! Он был на грани смерти, но выжил. О силе веры, самоотверженности врачей и любви близких говорим с сыном священника.

«Мой жизненный путь извилист», - смеется Артем Шпаковский.Он рос в семье священника, работал в духовном училище и синодальном отделе. Был журналистом в Америке и IT-специалистом в Беларуси. Не курил, занимался спортом, воспитывал троих замечательных детей. Кажется, был готов к любым поворотам судьбы, но 2020 год приготовил новые испытания.

«В СЕМЬЕ ЗАБОЛЕЛ ТОЛЬКО Я»

- В субботу, 17 октября, я повез семью отдохнуть в агрокомплекс, и, пока жена с детьми спокойно сидели в ресторанчике, я наблюдал за ковкой в кузнице. Мимо проходили экскурсии, все без масок. В понедельник на работе почувствовал себя неважно, поехал домой пораньше. На следующий день уже 38,5, ночь без сна, пытался работать удаленно, но несколько раз «выключался». В среду вызвал врача, мне выписали больничный и направление на рентген.

Рентген ничего не показал, поэтому с диагнозом «бронхит» был отправлен домой.  Лечился антибиотиками, парацетамолом. В четверг и пятницу чувствовал себя почти здоровым, но в субботу – опять температура, бессонница, одышка. А в понедельник надо закрывать больничный. Пришел в поликлинику к 8 утра и несколько часов сначала стоял в очереди, потом пытался уговорить врача на КТ.

Артем Шпаковский с женой.
Артем Шпаковский с женой. Фото: Из личного архива

Потом четыре часа в больнице, с анализами крови, с ПЦР. В 18.15 мне диагностировали правостороннее однодольное воспаление легких,  спросили, буду ли я ложиться в больницу. Было настолько плохо, что я сполз по стенке прямо у поста. К тому времени у меня температура была 39,5. Дальше помню смутно, но после капельницы уснул и впервые за несколько ночей нормально спал. А утром доктор сообщил, что у меня ковид.

«МЕДСЕСТРА НЕ ОТХОДИЛА ДО УТРА»

В Минске в ковидных отделениях не было места, и меня перевезли в госпиталь в Боровлянах. Еще несколько дней капали антибиотик, а потом вдруг – отмена. Оказывается, антибиотик при ковиде нельзя. В вечер после отмены у меня было 36,6, но среди ночи – дикий озноб, меня просто трясло. Дважды сбивали температуру парацетамолом, но она держалась 38,5. И еще два дня с капельницами, уколами гепарина, сатурацией 96. А потом сатурация упала, мне привезли кислородный аппарат, я начал кашлять, да так, что задыхался. 1 ноября помню плохо, хотя даже с кем-то созванивался и списывался, знаю, что снова были капельницы и медсестра всю ночь сидела со мной. Я потел так, что с меня лилось, и сестричка меняла простыни и майки, а с маек текла вода. При этом температура была 36,6 и повышаться начала только утром, зато как! За полчаса поднялась до 40,5. И меня перевели в реанимацию.

«ШАНСОВ ПРАКТИЧЕСКИ НЕТ»

Доктор говорит, что, когда везли в реанимацию, я шутил. Но я не помню. Зато помню кашель, когда минуту-две не можешь вдохнуть. Лежишь на животе, и любое самое простое движение вызывает страх, ты понимаешь, что снова начнешь кашлять. Во время движения и кашля сатурация падала до 80.  И ты словно в тумане, не можешь пошевелиться, не можешь спать, не можешь думать.  Пытался молиться, но забывал слова. А молитву нельзя читать бездумно, если не понимаешь смысла и не веришь в то, что говоришь. И 3 ноября КТ показала, что более 90% моих легких поражены. Это был тяжелый момент. Жене сказали, что шансов практически нет.

«МОЛИТВА В ФЕЙСБУКЕ»

Жена тогда попросила в Фейсбуке молиться за меня. И я знаю, что за меня молились дома, молились мои родные, друзья и совсем незнакомые люди. А доктора в больнице ждали пика. Если бы температура снова повысилась,  то я бы вряд ли справился. Это была среда. А в четверг вечером мне стало лучше. Правда, анализы показали, что вирус ударил по печени, и пришлось капаться по новой схеме. Но я уже мог сидеть сам и впервые за несколько дней поел сам, а до этого меня кормили супом из специального шприца или выпаивали ложкой.

В субботу мне уже передали домашнюю еду и журнал с судоку. Кстати, коронавирус действительно сильно затормаживает разум. 45 минут я решал элементарный кроссворд. Уже через два дня на решение ушло 5 минут. 13 ноября меня перевели в обычную палату, и там я оставался еще неделю, а потом был направлен на реабилитацию в Городище. И вот там я наматывал километры между корпусом и столовой, правда падал потом от усталости и снова не мог спать, но эта слабость была уже понятной. Сейчас еще сохраняются одышка, боль в мышцах, я похудел так, что вся одежда болтается. Но я уже вернулся, я в строю.

«РЕШИЛ, ЧТО БУДУ ЖИТЬ»

Я очень жизнелюбивый человек, у меня трое детей и жена, которых я очень люблю. Смерть – не вариант. Я решил, что живой и буду жить, пусть по чуть-чуть, но буду дышать.

Мне помогло все сразу. А молитва и звонки друзей – огромное дело. Я человек верующий. В моей жизни было такое, что я молился, и мне давалось. Но не будь этой медсестры, которая всю ночь переодевала меня и следила за моим состоянием, не будь врачей, которые боролись, искали лечение, – вполне возможно, не выжил бы. Мне 31 год, я молодой, занимаюсь спортом, не курю и не пью. Конечно, это тоже имело значение. Но главное – я очень хочу жить. Жене так и сказал, что хочу жить до трехсот лет. А для этого буду учиться радости у своих детей.

Артем Шпаковский с детьми.
Артем Шпаковский с детьми. Фото: Из личного архива

«ДВИГАТЬСЯ ВПЕРЕД»

Я желаю всем радости и внимания к себе, рассудительности и настойчивости. Боритесь за своих близких и за себя, ведь мы сами в ответе за душу и тело. Вокруг много горечи и зла, нам больно, когда нас колют иголкой, но надо найти силы двигаться дальше и жить. Мы можем стать лучше. А главное – крепиться и верить, что мы победим.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых